Энди Уорхол: «Смерть и катастрофы»

Энди Уорхол: «Смерть и катастрофы»

«В какой-то момент я понял, что все, что я делаю, имеет некое отношение к смерти.»

Энди Уорхол

3 июня 1968 года. Радикальная феминистка Валери Соланас входит в здание знаменитой «Фабрики» и три раза стреляет в находившегося в студии художника, после чего выходит на улицу и подходит к полицейскому со словами: «Я стреляла в Энди Уорхола».
Пострадавший перенёс состояние клинической смерти, покушение не могло не повлиять на него. В работах начинают преобладать темы, связанные с насильственной смертью. Впрочем, катастрофы всегда волновали его своей притягательностью. Тема исчезновения, смерти как трансформации и жизни после смерти красной нитью проходит через всё творчество художника. В 1962 году он начал работу над масштабным циклом «Смерть и катастрофы». Картины, демонстрирующие боль, страдания, страх, были и являются чем-то совершенно новым, кардинально отличающимся от долларовых банкнот и консервных банок, но при этом они удивительным образом несут в себе ту же идею, тот же посыл, что и остальные работы художника. Смерть для американцев – это такая же обыденность, как и бутылка «Кока-Колы».

Энди был одержим двумя концепциями: знаменитостями и смертью.


Уорхол высоко ценил все формы СМИ, коллекционировал газеты, журналы и даже рекламные проспекты. Он лучше других осознавал, какую власть имеют эти силы над обществом, как всего один снимок может изменить сознание целого поколения. Шокирующие снимки из журналистских материалов он использовал в качестве основы для своего искусства. Для всех картин из серии «Смерть и катастрофы» Энди использовал снимки из газет. Одной из первых работ этого цикла стала копия первой полосы газеты с фотографией автокатастрофы («Die in Jet!»). За ней последовали изображения самоубийств, уличных беспорядков, ядерного гриба, авиакатастроф и автомобильных аварий. Портреты Мэрилин Монро он начал рисовать только после смерти актрисы, а Элизабет Тейлор изображал больной. В его работе «Шестнадцать Джеки» счастливые фото улыбающейся Жаклин Кеннеди чередуются с полными скорби снимками, сделанными во время похорон её мужа. Причиной увлеченности Уорхола темой смерти было не только ее постоянное присутствие в повседневной жизни человека, но и умение (или, как правило, неумение) людей дистанцироваться от ее воздействия, находить в себе силы жить дальше, ставить новые цели, задачи и ставить жизненные ориентиры. «Когда ты снова и снова видишь жуткие картины, - говорил художник, - они перестают оказывать на тебя эффект».


Работы Уорхола с поразительной достоверностью передают боязнь увечья и смерти, которые художник всегда испытывал. Блестящая иллюстрация этого – «Катастрофа с тунцом» («Миссис Маккарти и миссис Браун»), где воспроизводятся газетные фотографии и текст статьи о двух женщинах, умерших от отравления, а также изображена смертоносная банка с тунцом A&P.

Картина «Авария серебряной машины», её ещё называют «Двойная катастрофа» имеет длину в 2,4 метра и высоту в 4 метра и состоит из двух частей. На левую часть полотна Уорхол методом шелкографии нанес 15 фотографий врезавшейся в дерево машины. 15 снимков с изувеченными телами несчастных пассажиров, разбитым дорогим автомобилем и его белым кожаным салоном, пропитанным густыми пятнами крови, которые нетрудно разглядеть на черно-белой пленке. Несмотря на то, что фотографии сделаны уже после столкновения, непосредственно на месте происшествия, они вызывают ощущение мгновенности, способной в буквальном смысле перевернуть жизнь человека, превратив её в смерть. Правая же часть полотна, которая на протяжении 13 последних лет не выставлялась, представляет из себя монохромную серебристую поверхность. О цели подобного решения можно лишь догадываться.
Серию картин с изображением аварий дополняют «Авария зеленой машины» («Горящая зеленая машина») и «Авария красной машины».

Ещё одна известная картина цикла, «Суицид» («Падающее тело»), посвящена 23-летней Эвелин МакХейл. В 1947 году девушка поднялась на крышу Empire State Building и без колебаний прыгнула вниз. Эвелин упала на крышу лимузина ООН, припаркованного у обочины. Через 4 минуты студент-фотограф, находившийся в тот момент на соседней улице, сделал снимок, известный как “самое красивое самоубийство”.

Серию работ с электрическим стулом Уорхол начал в 1964 году. Основой для нее послужил газетный снимок 1953 года о двух смертных казнях в тюрьме Синг-Синг: тогда на электрический стул отправили американцев Джулиуса и Этель Розенберг за шпионаж в пользу Советского Союза (их обвинили в передаче СССР американских ядерных секретов). От других работ из цикла «Смерть и катастрофы» серию с электрическими стульями отличает одна важная особенность: на этих картинах нет ни одного человека. Время будто бы застыло в ожидании неминуемой катастрофы, воздух вокруг «кресла смерти» кажется густым и вязким. В пустоте и неподвижности комнаты остро ощущаются ужас, страх, мучения жертв. От картин веет жуткой, пробирающей тишиной. Ремни висят так, будто мертвого только что сняли с орудия казни. Благодаря технике шелкографии, Уорхол смог добиться эффекта размытия, делающего работы еще более ужасающими.

Идею создания цикла «Смерть и катастрофы» художник объяснял со свойственным только ему, особенным взглядом на творчество:
“Я подумал, что тем неизвестным погибшим людям с фотографий было бы приятно, чтобы их запомнили люди, с которыми они бы даже никогда не пересеклись в жизни”.

Все те фотографы, поставляющие раз за разом новые снимки катастроф, в своей массе являются постоянными молчаливыми очевидцами ежедневных страстей, ужасов и смертей. Наверное, людям нужно принять, что все эти вещи являются частью жизни и нам придется считаться с ними. Даже упомянутая фотография с банками тунца, в беспорядке сваленными на пол магазина, стала рассматриваться в ином контексте после смерти ребенка из Огайо, вызванной употреблением испорченного шпината. Массовое сознание внезапно увидело один и тот же объект искусства в совершенно другом свете. Те или иные образы подчас не содержат в себе ничего отвратительного или отталкивающего, но в то же время являются глубоко символичными, являются образом смерти и катастрофы. Смерть невероятно многогранна.
Серия «Смерть и катастрофы» даёт человеку возможность изучить самого себя. Только пытаясь почувствовать, пропустить через себя историю, переданную на снимке или картине, вызвать в себе сочувствие, человек может изменить свой взгляд на жизнь. Данные картины не относятся ко вчера, сегодня или завтра, они существуют вне пространства и времени, Они присутствуют в нашей жизни постоянно, день за днем в слегка различных вариациях. Каждый день такие разные, но все же подводящие жизнь к её завершению.

 

Автор: Тамара Тотчиева

Наверх