Искусство не для всех

Искусство не для всех

«Если это искусство, значит, это не для всех; а если это для всех, значит, это не искусство».

Композитор, художник, поэт всегда пытаются найти тонкую грань между творчеством как истинным выражением их сущности и творчеством, привлекающим внимание окружающих, способным «разговаривать» с людьми.
С одной стороны, мало кто заинтересован в создании искусства «для народа», но с другой стороны, каждый так или иначе хотел бы хоть немного расширить круг своего потенциального слушателя или зрителя.

Для меня искусство - выражение собственного «я» в художественной форме. В каждую картину, музыкальное произведение, стихотворение, фильм заложен своего рода «генетический код» автора, в них непременно проявляются чувства, переживания и мысли создателей. Искусство - это творческий порыв, это то, что в данный момент диктует сердце. Искусство подлинно лишь тогда, когда создаётся от всей души. Я не верю, что «волшебство» может произойти, когда искусство создаётся для аудитории. Искусство - это Свобода слова, Свобода самовыражения. Отношение человека к искусству сугубо субъективно. Аудитория состоит из множества людей с бесчисленно различными вкусами и предпочтениями. Попытка создать искусство, которое это множество оценит, приводит к тому, что искусство теряет свою суть. Если публике массово нравится одно и то же, значит, либо «оно» поверхностно и легко для восприятия, либо очень актуально, либо все мы стремительно теряем собственную индивидуальность. Настоящее искусство, в моём представлении, не подразумевает массовость, в большинстве случаев оно элитарно. Конечно, мы можем лишь порадоваться за резко возросший за последние годы общественный интерес к концертам классической музыки и различным выставкам. Но здесь мы сталкиваемся с новой проблемой.

Очень важно понимать, в чём разница между интересом к искусству и его пониманием. Не все те, кто приходят на какое-либо культурное мероприятия, покидают его с полным пониманием того, что они только что увидели. Есть определённый вид зрителей, который, придя домой после выставки, полный впечатлений, начнёт интересоваться судьбой художника, изучит другие его картины, посмотрит документальное кино, потому что его «тронет» то, что он увидел. Начнётся его фантастическое путешествие в этот удивительный, захватывающий мир. Но таких зрителей единицы. Большинство почувствует удовлетворение от дежурной «прогулки» по картинной галерее и рассматривания представленных в ней картин. Без особых впечатлений, без эмоций, просто. Причём, многие даже не могут объяснить суть таких походов. Это не стадное чувство, нет. Это нечто необъяснимое, но всё равно регулярно происходящее.

Искусство, направленное на массовую аудиторию, недолговечно. Оно стремительно врывается в жизнь людей, привлекает всеобщее внимание, бьёт все рекорды, чаще всего по обсуждаемости, а потом исчезает, так же неожиданно и незаметно, как и появилось.

Возвращаясь ко всем известной истории с Третьяковкой, мне хочется поделиться своим взглядом на произошедшее. Повторю мысль, уже упомянутую ранее, - в количестве посетителей, вдруг решивших прийти на выставки, нет ничего плохого. В отличие от идеи, высказанной Шёнбергом, в данном случае массовость не ставит под сомнение подлинность искусства, но есть одно «но». Такой бешеный интерес к Серову и Айвазовскому возник у людей лишь на то время, как картины художников были представлены в галерее, а в СМИ активно обсуждались не уникальные полотна художников, а длина толпы, выстроившейся у входа в здание Новой Третьяковки.

В массовом искусстве нет ничего, что заслуживает осуждения, презрения и порицания. Каждый из нас выбирает то, что ему близко. Но подлинное искусство, ориентированное на особую художественную восприимчивость зрителя, его тонкий анализ и понимание, элитарно, ему не нужна огромная аудитория. В нем есть настоящая сила, завораживающая и поражающая узкий круг его истинных ценителей.

Автор: Тамара Тотчиева

Изображение: en.wikipedia.org

Наверх