Пьета. (Микеланджело)

Пьета. (Микеланджело)

С «Пьетой», выполненной на рубеже веков в творчестве Микеланджело Буанарроти наступает период, связанный с наступлением непоколебимой веры в торжество гуманистических идеалов Ренессанса, классической ясностью монументального художественного языка.

 

«Пьета» Микеланджело, 1499 год, 174х195 см, Собор Святого Петра, Ватикан 

«Пьета» Микеланджело. 1499. Фрагмент

На протяжении всей жизни он был одержим одним образом – мать держит на руках умирающего сына: «La Pieta». Это тело Христа убитого на кресте, снятого с него и возложенное в руки Марии, его матери. К этой теме Микеланджело будет возвращаться снова и снова с юности и до последних дней перед смертью. Микеланджело исследовал этот образ в трех своих поразительных новаторских работах: Ватиканской Пьете, Пьете Бандини (1547-1555) и Пьете Ронданини (1552-1562). Скульптору было 23 года, когда он пришел к теме оплакивания Христа. Тяготевший к образам патетического характера, Микеланджело в этой группе дал пример углубленного психологического раскрытия драматической трагедии. Почему эта композиция была так важна для Микеланджело? Почему он несколько раз возвращался к этому тяжелому сюжету? Оплакивание Марией Христа - один из самых сильных образов в христианстве. Данная идея восходит к североевропейским изображениям XIV века, так называемым «Vesper-bilder». Сама по себе концепция не была уникальной, поскольку в немецком и французском искусстве было много работ на эту тему.

Микеланджело смешал ренессансные идеологии классической красоты с натурализмом, но что отличало Пьету Микеланджело от всех остальных, так это то, что он был многофигурной скульптурой, считавшейся редкостью в свое время. Техническая уникальность статуи состоит в том, что она вырезана из единого блока мрамора. Художника интересует только человек; его арена действия, реальное жизненное окружение — все это для Микеланджело почти не существует. В пяти футах, восьми дюймах высоту, фигуры Девы Марии и Иисуса предстают в единой композиции. Они представлены в виде пирамиды, вершиной которой является голова Девы. Интересно, что пирамидальная геометрическая композиция, использовавшаяся для Пьеты, была также предпочтительна другим художникам эпохи Возрождения, например, Леонардо да Винчи.

Как молодой Микеланджело, так и его невероятная скульптура стали известны почти сразу после завершения Пьеты, когда распространилось слава о его скульптуре. Все стекались посмотреть на шедевр, особенно другие художники, которые пытались рассмотреть его работу вблизи, в поисках мельчайших изъянов. Пьета стала рассматриваться как один из величайших мировых шедевров скульптуры, как откровение.

«Пьета» Микеланджело.1499

Фрагмент

По рассказу, сохранившемуся у Вазари, Микеланджело наблюдал за группой ломбардов в церкви Святого Петра после установки статуи и слышал, как они говорят, что эту замечательную работу должно быть, сделал их соотечественник Кристофоро Солари. Никто не верил, что её выполнит 24-летний юнец. После этого Микеланджело спрятался в базилике ночью и вырезал на скульптуре свое имя. Это первая и последняя его подписанная работа.

Фигуры матери и сына несоразмерны друг другу. В сидячем положении голова Девы Марии довольно мала, в то время как ее туловище, задрапированное в платье и плащ, кажется больше. Ее ноги широко расставлены и заключены в объемные складки материала, формирующие существенную основу, на которую возложена более компактная фигура мертвого Иисуса. Если бы она стояла, дева Мария возвышалась бы над телом Иисуса. Использование несоразмерных фигур в одной скульптуре было довольно распространено в искусстве эпохи Возрождения, и мне кажется, что в Пьете несоразмерность не отвлекает от восприятия работы в целом.

Все поверхности намеренно гладкие, как шелк, кажется, скульптор намеренно создает эффект сияния. Интересно, что заднюю сторону скульптурной композиции Микеланджело оставляет необработанной.

То, что делает скульптуру Микеланджело Пьеты настолько захватывающей, так это объемные складки в одежде, которые окутывают ее с головы до ног. Капюшон ее плаща накинут поверх головы, он закрывает волосы. Часть плаща накидывается на ее правое плечо, в то время как нижняя половина плаща запутывается в объемных слоях ее платья, которые сливаются у ее ног. В действительности, Микеланджело уделяет огромное внимание деталям - уникальна обработка волос, кожи и ткани, все это вкупе дают текстуру и вещественность. Буйство складок в верхней части платья Марии словно сдерживаются полосой с подписью скульптора. Микеланджело показывает, что ее эмоции словно сдержаны ее тихим, спокойным выражением лица. Хотя говорят, что сложная трактовка Микеланджело облачений, которые носят его подданные, придает «Пьете» фактуру, но также скульптор обладает тем мастерством, что в его руках холодный мрамор приобретает «дыхание жизни».

Близость матери и сына в этот момент выражается в нежности, глубокой скорби и смирении, с которыми Дева Мария смотрит на тело Иисуса. Однако, несмотря на пытки, которые перенес Иисус, разрушения в его теле минимальны. Раны на его руках и ногах, после того, как их пригвоздили к кресту, небольшие, и он выглядит лежащим в мирном покое. Правая рука Девы, поддерживая тело Иисуса, не вступает в непосредственный контакт с его плотью. Она покрыта тканью с ее плаща, означающей святость тела Христа. Дева Мария, хотя и поглощена своей скорбью, тем не менее, кажется умиротворенной. Несмотря на такую печаль, две фигуры выглядят идеализированными, отражая Неоплатонические идеалы красоты на земле, отражающие красоту Бога; прекрасные фигуры Девы Марии и Иисуса повторяют красоту Божественного.


Пьетро Перуджино. Галерея Уффици. Около 1493-1494

В большинстве итальянских работ XV века Дева показана женщиной среднего возраста, но Перуджино, ранее, чем Микеланджело, написал во Флоренции медитативную и тихую Пьету без какой-либо видимой разницы в возрасте между матерью и сыном.

Микеланджело критиковали за то, что он изображал Марию молодой, слишком молодой, чтобы быть матерью взрослого сына. Он ответил на критику, заявив, что Мария была безгрешной и что целомудренные женщины сохраняли свою красоту, поэтому Дева Мария не постарела бы, как все остальные женщины. Скульптор показывает мать Христа словно вне возраста и времени. Образ Девы Марии одухотворен, но и сдержан, за счет этого ее чувства делают скорбь просветленной, а также лишают трагическую тему оттенка безысходности. Кажется, что она не плачет по сыну лишь от того, что видит во все этом особую миссию – она представляет его для преклонения.

Надин Сотель размышляет на эту тему таким образом: «Чтобы нести его, она должна была иметь <…> силу, которую он потерял на кресте, и это было совершенно необходимо: двуполая пара «Пьеты», как начало мира, является настоящей провокацией для теологов».

«Пьета» Микеланджело.1499. Фрагмент. 

Глядя на три статуи «Пьеты», несомненно, возникает чувство, что, изображая прекрасное или слабое побежденное тело Христа на руках матери, Микеланджело вглядывался в свою собственную жизнь. И действительно, вера играла главную роль в его жизни и творчестве. Пьета Бандини – персональное высказывание Микеланджело о смерти. Он работал для себя, чувствуя её приближение. Художник изобразил себя снимающим тело с креста. Кажется, что это самая личная работа художника. Микеланджело так выстраивает композицию, будто Христос буквально исходит из его жизни, полной страдания. Вероятно, причина потрясения не только от потери друга Виттории Колонны, но и в переменах, сотрясающих церковь. Во время создания скульптуры, художник переживал разрушительный кризис. Он совершает «символическое самоубийство», наносит вред не своему телу, а образу, в котором воплотились его мысли. Он бьет по фигуре Христа.

В пьете Ронданини же его интересует душа, фигура будто бы исчезает. Фигура Мадонны буквально входит в фигуру Христа. Пьета Ронданини задает совершенно другой вектор в развитии скульптуры, нежели искусство до нее. Никогда заключенный в камне образ не достигал той степени абстракции, чтобы придать форме такую степень эмоциональной и духовной экспрессии.

В мучительных опытах Микеланджело в течение всей его жизни смысл у Пьеты менялся – от символа беззаветной любви и веры до метафоры самой религии.

Искусствовед Манеева Анна

Наверх