Марио Сирони

Марио Сирони

      Цикл лекций Ирины Кулик – арт-критика, автора многочисленных публикаций, посвященных современному искусству - проводится в музее «Гараж» уже 5 лет. Осенний цикл, который будет длиться до нового года, начался 19 сентября лекцией о двух коллективах «Art & Language – Guerrilla Girls». Кулик исследует различные направления, проводит параллели.

14 ноября прошла очередная лекция из цикла «Несимметричные подобия», на которой было рассмотрено творчество двух выдающихся художников ХХ века – итальянца Марио Сирони и американца Бена Шана. Принадлежавшие одной эпохе, оба художника занимались фигуративным искусством. Сирони и Шан занимались пропагандой ценностей, создавая монументальные фрески. Насколько они сопоставимы не только по техникам, но по форматам, по желанию говорить с публикой? Что в них похожего, что радикально различного? Почему Сирони в большей степени модернист, а Шан – реалист? Ответы на эти и другие вопросы слушатели получили за 1.5 часа увлекательной лекции.

Становление Марио Сирони (1885-1961) как художника связано с депрессиями и нервными срывами - искусство для него было своеобразным успокоительным.

Друзьями и учителями для него были итальянские футуристы – Балла, Боччони. Он прошел через фазу дивизионизма, но позже ненадолго примкнул к футуристам, и даже был оценен коллегами. Создавал коллажи, воспевающие скорость и технику. Но уже после I мировой войны разочаровался в направлении.

1916-20е годы ознаменованы циклом, посвященным велосипедистам. Художник показывает движение одиноких велосипедистов и мотоциклистов на фоне городских ландшафтов, которые оказываются важнее, чем фигуры людей, на полотнах возникает изолированность фигуры.

Велосипедист. Холст, масло. Частное собрание.1916

Городские пейзажи он представляет абсолютно застывшими во времени. Фигуры на работах художника в основном не человеческие, он изображает всевозможных манекенов и кукол, в эти годы он находится под влиянием де Кирико и метафизической школы. Художник предпочитает изображать мир, в котором время остановилось.

Лампа. Палаццо Брера, Милан. 1919

Лошади в 1920-е годы становятся неотъемлемой частью творчества Сирони. Для художника лошадь - знак выпадения из времени. На полотнах они предстают как деревянные, монументальные монументы.

Самая известная тема в творчестве Марио Сирони – архитектура, это современный урбанистический безлюдный пейзаж. Город у художника перестает быть историческим. Он становится городом без памяти, время в нем останавливается. Художник изображает промышленные индустриальные ландшафты, окраины города. На полотнах видим прогресс, который замер на месте.

 

 Городской пейзаж. Холст, масло, 1922. Частное собрание

Городской пейзаж. Холст, масло, 1922. Частное собрание

Две параллельные темы характерны для Сирони в эти годы – городские ландшафты, утратившие измерения времени, истории; портреты, отсылающие к традициям классического итальянского искусства. Он создает монументальный, незыблемый образ.

Leader on Horseback, 1934

Новеченто – художественная группа, впервые выставившая свои работы в Милане. Группа вплотную связана с итальянским фашизмом, с Муссолини, который поддерживал свою спутницу Маргериту Сарфатти – идеолога направления. Новеченто – это идеология возврата к порядкам, попытка вернуться к классической традиции. Для Сирони, одного из последователей, принципы направления оказываются очень близки. Марио начитает писать словно античные фигуры, статуарные и даже каменные. Они застыли во времени, будто выпали из него. В этот период появляются фигуры тружеников, которые создают индустриальный мир. Мир «новой античности» приводит к стилизованности.

Fishmonger. 1927

Новеченто становится прообразом государственного искусства, которое поддерживается правительством. Оно не ограничивается пространством музея или галереи, это искусство монументально. Оно обращено к широким массам, и тем самым демократично. Здесь происходит отказ от индивидуализма, акцент ставится на служении народу. Сирони были созданы фрески для некоторых публичных зданий в итальянских городах (Милане, Венеции, Бергамо).

Полотна становятся все мрачнее и мрачнее. Темный, отчужденный мир, становится все больше похож на руины. Во время II мировой войны художник утратил веру в фашистов. После войны он возвращается к тому, с чего начинал – он пишет метафизические ландшафты. Но это искусство предельного отчаяния, а в ландшафтах единственная фигура, которая появляется – это фигура смерти.

К 1940-50м годам художник объединил город, античность (как руины), метафизические фигуры. Он пишет мир бесконечных археологических раскопов, тем самым осмысливая последствия ужасной войны. К концу жизни Сирони приходит к модерну, его последняя работа – «Апокалипсис».

Composition of six sections. 1952

Искусствовед Манеева Анна